История

   Что читал народ сто лет назад

    Стало привычным, что мы живем в новом тысячелетии. Накануне что-то было в этом завораживающее: что нас ждет там, как изменится наша жизнь? Действительно переменилось многое. Стремительно и словно невзначай в нашу повседневность вошли компьютеры и Интернет. И стали обычными. Словно бы и не обойтись уже без них. К удобствам быстро привыкаешь. А для сравнения любопытно вернуться к предыдущему рубежу, стыку двух столетий, 19 и 20. Лишь сто лет назад. Велико ли расстояние? Пожалуй, нет, даже в жизни одного поколения, одной жизни. Книги еще востребованы, и в полной мере. Но молодежь все больше льнет к Интернету: его странички листать проще, нагляднее что ли. А что же читал народ сто лет назад? Что занимало сознание, воображение, оседало в памяти? Один из документов, хранящихся в облгосархиве, так и называется, немного наивно и незатейливо «Что читает народ». И датируется как раз концом 19- началом 20 века.

    Губернское земское собрание в 1900г. приняло решение - собрать, по возможности, более полные сведения о положении народных библиотек-читален и возможем их развитии. Соответствующее задание адресовано было исполнительному органу - Губернской Земской Управе. Прежде всего, надлежало выяснить, в каких населенных пунктах размещены библиотеки и с какого года каждая из них существует. В каких физических условиях они работают, то есть в каких зданиях размещены, кто обеспечивает текущие расходы, кто ими непосредственно заведует. Кроме того, для каждой библиотеки предстояло составить полный каталог всех изданий, имеющихся в ее распоряжении, как часто пополняется, выписывает ли газеты и журналы. Ну и, наконец, читатели: количество мужчин, женщин, детей. Но в анализе этой картины деятелей земства интересовала и другая сторона: как относится народ к чтению. И нужно ли открывать библиотеки в тех деревнях или селах, где их еще нет. В связи с этим исследованием Управа разработала программу, составленную из 38 вопросов. Цель ее - выяснить, что и как читает народ. Вот некоторые ее пункты:

1. замечается ли у крестьян тяга к чтению;

2. в чем выражается это желание;

3. в какое время года больше читают;

4. в одиночку или вместе;

5. какие книги предпочитают – светские или духовные;

6. получают ли газеты и журналы;

7. какого рода сведения более всего интересуют - главный вопрос программы;

8. откуда достают книги.

    По этим и другим вопросам был произведен опрос крестьян в разных уездах. В фондах госархива сохранились ответы на главный вопрос крестьян Гжатского, Смоленского, Краснинского, Дорогобужского уездов.

    Опрос выявил, что наиболее любознательной и стремящейся к учению оказалась крестьянская молодежь. Но и среди людей, обремененных семьями и многими заботами, довольно много нашлось желающих читать, с одной лишь оговоркой: когда позволит время. А время позволяло (на этом сошлись практически все опрошенные) круглый год, лишь по праздникам. Что замечательно, даже неграмотные старики тянулись к книгам и не против были послушать чтение вслух. Крестьяне, занимавшиеся отхожими промыслами, подолгу жившие в городах, везли оттуда книги с собой в деревню. У деревенских же жителей, не уезжавших из дому имелось в распоряжении два, главным образом, источника приобретения книг и журналов - офени и ярмарки. Однако, независимо от оседлости и рода занятий, ответы на вопрос о приобретении книг весьма немногочисленны. Денег у крестьян водилось очень и очень мало, и даже 10-20 копеек платить за книгу многим оказывалось не по карману. Поэтому желающие читать книги предпочитали брать их в библиотеках, в том числе школьных.

    И, наконец, главный вопрос, самый важный в опросе, ответы на который наиболее интересны и многообразны. Что читает народ, чем интересуется? Более всего - литературой духовного содержания. Из светской же наиболее читаемыми оказались сказки, затем сонники, повести, романы, рассказы, песенники. Неизменный интерес вызывала лубочная литература.  Из остальной литературы наибольший интерес вызывала сельскохозяйственная литература: урожаи, наводнения, новые машины. Историко-географическая литература пользовалась неизменным интересом. На этом фоне несколько неожиданной выглядел вопрос: идет ли где-либо война и чем это может угрожать России.

    Интересные сведения собраны в связи с этим в Юхновском уезде. Характерный ответ на вопрос о библиотеке получен у крестьян села Федотково. «Любовь к чтению развита среди местного крестьянства, и оно, за неимением библиотеки (народной) пользуется библиотекой церковной. Библиотеку можно бы открыть в Федотове, заведование поручить священнику, а прекрасное помещение для библиотеки - здание церковноприходской школы, которое содержалось на средства прихода». Аналогичная картина - в деревне Красное Бутурлинской волости. «Потребность в народной библиотеке весьма ощутительна. Библиотека-читальня необходима для самообразования крестьян. Лучшим пунктом для библиотеки будет земская школа в деревне Семиже, вокруг которой расположены до 12-ти деревень на расстоянии 1- 5 версты. Заведывание можно поручить учителю. Вот неполный перечень деревень, где проводили опрос: деревни Кузненецово, Красное, Воробьево, Шимоново, Побитое, Рубихино, Покров, Рупосово, Русиново, Подсосонье, Великово, Федетково, Желаньи, Доброе, Митьково. Эти деревни и села (многих уже нет на карте) относились к разным волостям. Картина получалась полная и объективная. Поэтому вопрос напрашивался сам собой: нужна ли крестьянам народная библиотека? Оказалось, нужна. Однозначно утвердительно ответили крестьяне в разных волостях и в крупных селах, и в небольших деревнях. Население в сельской местности испытывало большую нужду в библиотеках. Не имея последних, книги спрашивали у священников местных церквей или у учителей, покупали дешевые лубочные издания.

    Открывать же библиотеки сами крестьяне предлагали при училищах, школах, церковноприходских школах, церквах. Заведование библиотеками, естественно, предлагалось возлагать на учителей или священников, как наиболее грамотных среди сельских жителей. В этих ответах прослеживалось полное единодушие. Подобное же единомыслие наблюдалось и в проблеме финансового участия - это крестьянам, в большинстве, было не по силам.

    Гораздо реже обстановка складывалась (в материальном отношении) более благоприятно для развития библиотечного дела. В деревнях Русиново и Королево Бутурлинской волости: «Потребность в библиотеке-читальне в местности нахождения Русиновской земской школы испытывается народом самая сильнейшая. К учителю ежедневно и по несколько человек являются просить «книжечки почитать». Библиотеку удобнее всего открыть при упомянутой школе и заведование ею поручить учителю. Помещение для нее найдется в школе. Освещение, отопление и денежную субсидию даст местное население». Последнее случалось весьма редко.

    Вопросы интересовали смоленских крестьян самые разные, порой вовсе неожиданные, например, судопроизводство в других волостях или англо-бурская война. Более обыденно выглядели такие темы, как биржевые цены на хлеб и переселение в Сибирь. Замечательно то обстоятельство, что находили время и силы ходить в библиотеку, отстоящую порой на 7-8 верст. И это отмечено в опросных листах. Наиболее повторяющийся возраст активно читающей публики 18-30 лет, хотя, разумеется, отмечены небольшие отклонения в ту и другую стороны.

    Видимо, любознательность и желание узнать мир за пределами привычных бытовых рамок - черты, присущие не только смоленским крестьянам. В 1902 году Московское губернское земское собрание на очередном заседании решило разработать примерный каталог книг для народных библиотек. В него должны были включаться лишь самые лучшие издания из народной и детской литературы. Ранее этой работой занимались Московский и Петербургский комитеты грамотности, Харьковский и Киевский общества грамотности, многие земства и частные кружки. При наличии такого богатого материала вновь пересматривать те же книги, на которые уже имелись отзывы, не имело смысла. Поэтому Московская управа собрала все существующие на тот момент списки и рецензии на лучшие книги для народных библиотек, составленные различными просветительными организациями, начиная с 1880 года, а так же отзывы, помещенные во всех наших педагогических и некоторых общих журналах за этот же период.

    В сводных рецензиях указывали содержание книги и сущность имеющихся о ней отзывов; кроме того, указано, в какие списки, составленные ранее, вошла данная книга, допущена ли она для народных или школьных библиотек, имеется ли в продаже.

    Примерно так выглядело сводное описание: М. В. Архангельская. Приключения русских промышленников. (Заимствовано из сочинения    Гризингера). Изд. Сытина. М. 1900. Страниц 71. Цена 3 коп. Рассказ о четырех промышленниках, проведших шесть лет на необитаемом острове близ Шпицбергена. Сообщаются сведения о ките и тюленях, описывается северное сияние, долгая полярная ночь. Изложение простое, интересное и правдивое. Книга ранее включалась в указатель «Что читать народу» и «общее дело». Московским комитетом грамотности признано доступным для малограмотных. Сводные рецензии подобного вида решали единовременно две главные задачи: во-первых, позволяли легко и быстро составить или пополнить библиотеку, во-вторых, выбрать лишь лучшее из того, что имелось в литературе. Кроме того, во многих случаях рецензии эти служили пособием библиотекарю при желании удостовериться, прочитана ли книга взявшим ее читателем и усвоено ли ее содержание. Полезно это издание оказалось издателям и земским организациям, занимающимся издательской практикой.

    Однако, вся эта работа по подготовке и напечатанию результатов (сводных рецензий вышло около тысячи, что составило 3 тома) потребовало значительных затрат (по тому времени примерно 15 тысяч рублей). Поскольку данное предприятие должно было послужить не одной лишь Московской губернии, а и всей России, Московская губернская управа выяснила отношение к этому вопросу других земств и собрала предварительные сведения, сколько экземпляров закажет каждая губерния. Это позволило московскому земству частично возместить расходы на издание сводных рецензий. В том числе обращение такое направили и в Смоленскую губернскую управу: «… Московская губернская управа   покорнейше просит Смоленскую не отказать уведомить, по возможности в самом непродолжительном времени, сколько экземпляров сборника (по цене его от 3 до 4 рублей) могло бы быть приобретено для Смоленской губернии в случае выхода его в свет».

    11 марта 1904 года Московская губернская земская управа адресовала вышеупомянутое отношение в Смоленскую управу, а 29 июля Губернская Земская Управа, собрав необходимые сведения по губернии, уведомила Московскую о том, «что для Губернского и Уездных земств Смоленской губернии понадобится 22 экземпляра предполагаемого к изданию Московским земством примерного каталога книг для народных библиотек».

    Вот так всего лишь сто лет назад, а может быть целых сто лет назад неспешно, несуетно, но основательно и добротно распространяло книжность, сеяло разумное, доброе, вечное российское земство.

    
   Использованные источники

    Фонд 7. Опись 2. Дело № 65. Сведения о школьных библиотеках, где следовало бы открыть народные библиотеки. Юхновский уезд.

    Фонд 7. Опись 2. Дело № 68. Что и как читает народ.

    Фонд 7. Опись 2. Дело № 80. Письмо Московской губернской земской управы в Смоленскую губернскую земскую управу.

    Фонд 65. Опись 2. Дело № 151. Счета на суммы, израсходованные на приобретение канцелярских принадлежностей и книг для городской библиотеки. Список приобретенных книг.

    Список книг, рекомендованных для народных училищ// Смоленские епархиальные ведомости.-1871.-№ 7.-С. 165-191.

О.В. Назарова