Публикации

 Епископ Смоленский и Вяземский Исидор: «Давайте будем честными и свободными»

В первый день Петрова поста епископ Смоленский и Вяземский Исидор провел встречу с руководителями смоленских СМИ. 

На совещании присутствовали Сергей Ларионов, директор «ГТРК-Смоленск»; Оксана Лаберко директор ООО «Издательская группа ТМ»; Максим Кузьмин, шеф-редактор объединенной редакции «Смоленской газеты» и радио «Смоленская весна»; Сергей Якимов, главный редактор газеты «Рабочий путь»; редактор телестудии Смоленской епархии «Святой Меркурий» Виктор Артёменко.

В мероприятии приняли участие также руководитель епархиального Информационно-издательского отдела протоиерей Святослав Худовеков и Николай Журавлев, директор ООО «Диамант Дизайн».

Мы публикуем фрагменты диалога, посвященного вопросам взаимодействия Церкви и СМИ.
 
Приветствуя собравшихся, епископ Смоленский и Вяземский Исидор обозначил цель  встречи и ее главные темы:
 
– Как управляющий Смоленской епархией Русской Православной Церкви считаю своим долгом навести между нами дружеские мосты. Церковь нуждается в том, чтобы так называемая «четвертая власть» правильно освещала ее деятельность. Правильно – не значит комплиментарно, а значит – объективно. Журналисты должны задавать неудобные вопросы, так как не существует тем, которые Православная Церковь стремится скрыть от СМИ и общества.
 
По своей природе Православная Церковь – Богочеловеческий организм, в котором нет греха, но грех есть в жизни каждого отдельного человека. Когда нам кажется, что кто-то, считающий себя принадлежащим Церкви, отступает от христианских норм жизни, мы должны понимать, что это не глобальный вопрос, а вопрос пастырский, касающийся духовной жизни конкретного человека.
 
Беседуя с вами, я хочу попросить вас донести эту мысль до общества, которое в большинстве  своем в христианском смысле слова не религиозно, но, по мысли Тертуллиана, религиозна природа каждого человека. Действительно, если человек не верит в Бога, он верит во что-то иное. 
 
Моя задача как управляющего епархией – донести до общества реальную картину жизни Церкви. В церковной жизни есть множество моментов, которые обществу были бы любопытны в хорошем смысле слова. И вы, как представители СМИ, при вашем желании, могли бы стать проводниками этих интересных сюжетов, которые Церковь способна предложить обществу.
 
Информационная политика не является ведущим направлением нашей работы, наша цель – привести человека ко Христу. При этом мы понимаем важность того, как мы подадим ту или иную информацию, и как ее воспримут и интерпретируют СМИ. Тенденции последних лет, связанные с попыткой делать информационные поводы только из скандальных новостей, тем самым приобретая дополнительную аудиторию, считаю не совсем приличными, а иногда и безнравственными. Я говорю о темах, связанных с Pussy Riot и обсуждением Предстоятеля Русской Православной Церкви. Я убежден, что если взаимодействие со СМИ налажено правильно, и если мы говорим на одном языке, подобных проблем быть не должно.
 
Недавно во время интервью журналист одного из телеканалов задал мне вопрос «Почему Церковь не реагирует на вызовы современного общества?» И я ответил, что Церковь обязательно сформулирует ответы на все актуальные вопросы социума, но сказать что-то необдуманное просто не имеет права. Она и не обязана моментально реагировать на то или иное событие в жизни общества. Она должна это воспринять, осмыслить и правильным языком, помолившись, донести это до людей.
 
Здесь есть проблема коммуникации и лингвистики: как современному обществу рассказать о красоте Богослужения, которое никогда не бывает одинаковым, хотя совершается ежедневно? Как сообщить о том удивительном, многогранном, уникальном опыте жизни конкретного монаха, который удаляется от мира?
 
В жизни Церкви масса тем, которые могут быть интересны всем. Но как донести их до людей, живущих вне культурных и духовных пределов Церкви?
 
Максим Кузьмин: На мой взгляд, проблема достаточно серьезная: есть формальное освещение каких-то событий. Интерес к Церкви тоже есть, безусловно – как Вы сказали, человек существо религиозное. Но при этом есть определенные рамки и опасения: как прийти, задать вопрос, как подать информацию разноформатной публике, реакцию которой мы не можем предсказать, поэтому чаще всего ограничиваемся какими-то формальными вещами.
 
Сергей Якимов: С другой стороны, Церковь сейчас меняется. И даже с Вашей стороны, уважаемый Владыка, есть много шагов, которые ранее не предпринимались: пример тому – Ваша недавняя встреча с хоккейной командой «Славутич». Подобного раньше не практиковалось.
 
Епископ Исидор: Сергей Сергеевич, вы должны понимать, что это не вынужденное реформаторство. Все 2000 лет своего существования Церковь была социально активной и всегда интересовалась всеми проблемами общества. Перечитайте проповеди Иоанна Златоуста, например, или какого-то иного древнего святого – каждый из них рассуждает на все возможные темы.
 
Максим Кузьмин: Нам с коллегами порой приходится заседать в разного рода общественных организациях, но иногда это не вызывает никакой радости, это формальность. И возникает ощущение, что и священнослужители также поступают. 
 
Епископ Исидор: Вы и правы, и нет. Правы в том, что в силу своей греховности каждый человек вынужден заставлять себя сделать то или иное дело. Каждое утро, понимая, сколько впереди важных и ответственных дел, мы задумываемся о том, как это тяжело и как не хочется к ним приступать. Но когда понимаешь, что каждое твое дело может быть определенного рода творчеством, ты полностью погружаешься в него и действуешь, забывая даже о времени. Но есть тяжелые дела, и есть вещи, которые мы проводим формально, потому что так нужно. Но это жизнь. И Церковь, олицетворяющая собой принцип соборности, общения с Богом и другим человеком, каждого из нас мотивирует говорить друг с другом, тем более, когда есть что-то хорошее, чем мы стремимся поделиться. Да, есть элемент формальной мотивации, но этого намного меньше, чем желания общаться и получать удовольствие от общения друг с другом, и приносить пользу ближнему. Например, мне искренне интересно познакомиться с вами.
 
К сожалению, у каждого епископа есть много таких сторон его жизни, которые не позволяют так тесно общаться. Если вы представляете, как устроено Богослужение, то понимаете, что общение во время него ограничено. Но возможность общаться с мирянами я считаю огромным счастьем.
 
Сергей Якимов: Продолжая тему информационной осторожности: в большинстве редакций есть люди, которые понимают, что во многих вещах, касающихся церковной жизни, разбираются слабо. И штамповать новости каждый день, как это происходит с мирскими событиями, невозможно, но есть в каждой редакции человек, который и сам воцерковлен, и знает, с кем проконсультироваться. А жизнь Церкви интересна – тем более что сейчас у многих молодых людей пошла мода на Православие.
 
Максим Кузьмин: На мой взгляд, самое интересное для читателя – это люди Церкви. Это миряне, это священники... Например, мы делаем интервью с человеком, а он православный христианин, и он мог бы об этом сказать, приоткрыть людям свою веру. В этом смысле, может быть, и Вам стоит как-то убеждать людей. Хотя бы тех, кто является медийными лицами, чтобы они не скрывали и этой стороны своей жизни.
 
Епископ Исидор: Конечно, Церковь должна представить неких спикеров, которые будут способны сказать о ней. Но есть сложности, связанные с тем периодом атеистического государственного режима, который сформировал и особую церковную среду. Часть духовенства вышла из советского прошлого, когда школьнику невозможно были прийти в Пасху в храм, так как на его пути стоял кордон комсомольцев. И детей наряжали старичками, чтобы они могли попасть на праздничное Богослужение. В советское время Русской Православной Церкви было очень трудно приобрести в свои ряды человека с высшим светским образованием. За этим строго следили комсомольские и партийные организации. И сейчас в каждом священнике видеть спикера, способного сформулировать и учение Церкви, и ответ на тот или иной вызов общества, не стоит. На это способен не каждый священнослужитель. Но ситуация меняется. Увеличивается число духовных семинарий в стране. Наша духовная семинария является официально аккредитованным вузом, также в Смоленске есть духовное училище, две православных гимназии и два детских сада…
 
Есть у Церкви и Государства стремление преодолеть то, о чем вы говорите. Наступит время, когда любой священник сможет ответить на любой вопрос журналиста.
 
Протоиерей Святослав Худовеков: В бытность здесь Патриарх Кирилл (тогда еще митрополит) пользовался неким «волшебным» способом, чтобы обратить внимание власти на такие вопросы, которые к духовной жизни на первый взгляд никакого отношения не имеют. Он говорил о качестве смоленских дорог, об уборке мусора в городе. Я хочу сказать, что есть некоторые проблемы, за которые церковные люди берутся, не потому, что проблемы имеют какой-то духовный характер, а потому, что эти люди неравнодушны. Есть в нашем обществе огромное количество идей, проектов, которые Церковь могла бы поддержать просто в силу того, что они больше никому не нужны. Например, к 1150-летию Смоленска город преобразился, но сохранить праздничность не удается, хотя особых денег это не требует. Мне кажется, что Церковь могла бы участвовать вместе со СМИ в некой компании повышенного внимания к таким объектам, как подземный переход на Площади Победы, набережная Днепра и так далее. Почему бы не поощрять их сохранение, и, наоборот, не осуждать поступки людей, совершающих акты вандализма. Подобные проекты на душевном уровне настраивают нас на что-то созидательно, и в то же время понятны – и верующим, и всем остальным.
 
Епископ Исидор: Один из плодов того, о чем говорит отец Святослав – это Всемирный Русский Народный Собор. Святейший Патриарх как руководитель этого Собора и мы как участники, четко понимаем, что такие церковно-общественные организации могли бы стать площадкой, на которой совместно эти вопросы обсуждались бы и находились пути решения.
 
Да, формат «желтой» прессы более интересен для массового читателя. Да, в церковной жизни есть не самые светлые стороны, так как Церковь состоит из отдельных людей. Но, может быть в СМИ мы могли бы об этом говорить объективно, а акцент все-таки ставить на чем-то светлом, чистом?
 
Сергей Якимов: Представим себе ситуацию, когда священнослужитель оказался, скажем, участником ДТП. Умолчит об этом современная пресса? – Нет. И не потому что мы «желтые», а потому, что авария с участием священника выделяется из общего потока информации о ДТП в регионе. Тут не может быть корпоративного сговора. Есть масса других СМИ, есть интернет…
 
Епископ Исидор: Да, пресса должна передавать информацию. Но дело в комментариях и отношении. Ведь даже простая перестановка слов может если не изменить смысл, то придать сообщению иной оттенок.
 
Протоиерей Святослав Худовеков: Сегодня все подается достаточно жестко, что-где-когда, кто участник. Только факты. Журналисты знают, как и в каком формате создается лента новостей. Пошутить на какую-то тему может себе позволить разве что ведущий какого-то утреннего шоу…
 
Максим Кузьмин: Раньше были СМИ и медиапространство, сейчас есть блоггеры. Каждый человек может распространять информацию и при этом получать аудиторию за счет каких-то скандальных вещей. Это лавина, по сравнению с которой даже интернет-СМИ где-то проседают.
 
Епископ Исидор: Может быть, современная цивилизация дошла до того, что нужно отменять официальные СМИ и оставить только блоггеров?
 
Николай Журавлев: Может быть, современная цивилизация дошла до того, что пора отменять цивилизацию? На самом деле, если вернуться к теме информповодов для СМИ, думаю, интересны не только священнослужители, но просто верующие люди, их характеры, события их жизни.
 
Епископ Исидор: Вот есть детский лагерь в Чепчугово под Вязьмой. Родители своих детей записывают туда на год вперед – на следующее лето уже нет свободных мест. Там детей не заставляют молиться с утра до вечера. Там хорошо кормят. И самое главное – там всем настолько интересно, что детей оттуда не вытащишь. Почему бы не исследовать этот уникальный опыт – педагогический, организаторский, духовный? Когда мы говорим об обычных оздоровительных лагерях, то взрослые зачастую боятся отправлять туда ребенка. А здесь создана особая среда, когда родители совершенно доверяют воспитателям, и считают, что и через год ребенок должен снова там находиться. И это – лишь одна тысячная из жизни епархии, подобных примеров много.
 
Есть поселок Темкино, где жила и скончалась схимонахиня Макария (Артемьева), подвижница благочестия. Многие люди настаивают на ее причислении к лику святых. Интересна ее история общения с Юрием Гагариным. Жизнь Церкви здесь видится в необычном ракурсе.
 
Есть профессор, доктор химических наук из Риги, который уходит в монашество. Сейчас он организует Одигитриевский монастырь под Вязьмой. Перед нами судьба человека, который оставляет науку, мир, и становится монахом. Это же интересно, правда?
 
И не нужно Церковь воспринимать как духовный концлагерь. Например, в том же самом Чепчугово учат только хорошему, там нет ни секунды для плохого, настолько дети увлечены интересными делами, творчеством. И в то же время они там чувствуют себя свободно.
 
Максим Кузьмин: Есть еще такая ситуация: Церковь начинает активно сотрудничать с Государством, и в массовом сознании идентифицируется с ним, получая на себя весь шлейф негатива, который относится к любой государственной власти.
 
Епископ Исидор: На самом деле, Церковь достаточно критикует власть. Просто она это делает не на общественных площадках, а в кабинете у самих чиновников. Есть даже примеры, когда такие чиновники исправляют свое поведение. Государство тоже в свою очередь пытается критиковать Церковь и возложить на нее какие-то общественные функции, чаще всего, социальные, что тоже не совсем правильно. Потому что, возлагая эти функции, Государство не способно обеспечить необходимыми средствами, чтобы выполнять эти функции. А соцработа, которая проводится Церковью, строится на добровольных условиях и существует на пожертвования.
 
Я хочу отметить еще один момент, уже не касающийся взаимоотношений с властью: часто мы говорим о священнослужителях, и считаем, что это и есть Церковь. Но это глубокое заблуждение современного человека. Церковь – это священники и миряне. На 130 с лишним миллионов жителей России священников не больше 15000, архиереев – 260. Жизнь Церкви – это и жизнь мирян. Жизнь христианина в обществе – это служение, потому что нужно не постесняться и крестное знамя на себя положить, и засвидетельствовать о своем нравственном выборе. Это может быть подвигом.
 
К нашей сегодняшней встрече с вами меня подтолкнули события на Украине, и то, как украинские и многие зарубежные СМИ тенденциозно эти события представляют. Я понимаю, что корректировки необходимо прилагать к любой информации, поступающей в наши и зарубежные СМИ, но также необходимо быть честным. И честность – это то, о чем Церковь может напоминать журналисткой среде.
 
Церковь по своей сути является свободной, и «четвертая власть» по своей природе также обязана быть свободной – от политической конъюнктуры, от личных симпатий и антипатий. В том числе – ко мне. Давайте быть честными и по-настоящему свободными! С такими мыслями я шел на встречу с вами, и мне очень приятно, что она была достаточно содержательной. И я хотел бы продолжить наше общение.
 
В завершение круглого стола руководители СМИ поддержали предложение Правящего Архиерея сделать подобные встречи регулярными, участники наметили планы сотрудничества на ближайшие месяцы.