Публикации

"Вспоминая о наставнике"
Памяти безвременно почившего архимандрита Вадима (Малиновского)

Протоиерей Василий МОВЧАНЮК

Недавно я повенчал одну молодую чету. Это само по себе радостное событие для меня наполнено особым смыслом, — оно напомнило мне о моем наставнике, архимандрите Вадиме Малиновском. Сам он два года назад почил, а вот семена, которые он посеял в свое время приносят теперь добрые плоды.

Будучи настоятелем храма Святых Петра и Павла в городе Ярцеве, он ходил по школам, куда в то время священников еше не всегда пускали, находил там ребят, которые особенно нуждались в помощи, заботе и сердечном участии, собирал их вокруг себя. Когда таких набралась целая группа, он попросил в местном подростковом клубе комнату и стал заниматься в ней со своими питомцами. Сердце отца Вадима было переполнено любовью, и он щедро дарил ее ребятам, согревая ею их маленькие сердца, давая им радость и надежду. Он по себе знал, как это важно, когда тебя кто-то любит и заботится о тебе.

В пятилетнем возрасте Коля Малиновский остался без матери, она умерла, и его детское сердце томилось и страдало без материнского тепла. К счастью, среди прихожан нашлись люди, которые дали ему то, в чем он так остро нуждался. Его духовным попечителем стал архимандрит Парфений Невмежицкий, которого очень любили и священники, и прихожане. Он десять лет отсидел в лагерях за православную веру. Гонения и преследования еще более укрепили его духовно, придали особую силу его слову. Архимандрит Парфений служил в маленьком деревенском храме, однако слушать его проповеди приходило более тысячи человек. И вот этот светлый и духовно сильный человек наставлял юного Николая в его жизненном пути. После службы в армии Николай Малиновский поступил в Ленинградскую духовную семинарию, где в то время ректором был владыка Кирилл. После окончания семинарии он оказался невостребованным в родной Житомирской области на Украине, и обратился к Владыке Кириллу. По благословению Митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, совершившего рукоположение (а затем и монашеский постриг), отец Вадим стал настоятелем ярцевского храма.

Однажды отец Вадим посетил родную Житомирскую область, где мы с ним и познакомились. Он предложил мне переехать в Ярцево, чтобы трудиться там на ниве Божией. В Житомирской области у меня был свой приход, воскресная школа, где я вел занятия, благоустроенный быт. И все это оставить? Но во имя чего? В поисках ответа я поехал в Ярцево посмотреть, получить личные впечатления. То, что я увидел, превзошло все мои ожидания. Моему взору зримо предстали плоды активного духовного и организаторского труда отца Вадима. Я увидел храм. Увидел созданный им приход. Кроме я ощутил на себе сильное духовное действие бесед отца Вадима со мной. Оказалось, что подобное испытывал не один я. Позже я слышал, как один священник, который был старше отца Вадима на двадцать лет, сказал: «Во время беседы с отцом Вадимом я чувствую себя ребенком пред лицом мудрого старца».

У меня появилось огромное желание трудиться вместе с отцом Вадимом, под его руководством. Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл благословил меня, и я оказался на Смоленщине, в Ярцево. Здесь я почувствовал очень сильно, что такое так называемый «красный пояс», к которому относится и Смоленская область. Это разрушенные храмы, это бездуховность людей, в течение семи десятилетий вдыхавших ядовитый воздух атеизма.

В течение последующих шести лет я трудился рядом с отцом Вадимом рука об руку, в единстве духа и устремления. Ныне убежденно могу сказать: всем лучшим, чего я достиг за эти годы, как священник и как человек, я обязан отцу Вадиму. Теперь для меня особым, конкретным смыслом наполнены слова Святого Апостола Павла: «Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божье, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их». (Евр. 13. 7)

Храм — вот что было главным в жизни отца Вадима. Ему он отдавал все свои силы, время и средства. Отец Вадим прекрасно знал церковный устав, любил читать и петь на клиросе. У него был красивый и сильный тенор. Для себя отец Вадим не оставлял ничего. Побывав однажды в его жилище, я поразился: там не было ни мебели, ни каких-либо ценных вещей, — только одежда священника и все. Как-то друзья подарили отцу Вадиму телевизор, а он отдал его для ребят в Православный просветительский молодежный центр, который сам создавал в течение нескольких лет.

В числе многих замечательных качеств отца Вадима было одно, помогавшее ему приобретать друзей и помошников. Это его умение всегда проявлять выдержку, внимательно слушать собеседника, и, главное – слышать, принимать во внимание его доводы и аргументы. Сам же отец Вадим всегда говорил мягко, неторопливо, убедительно. Особенно хорошо помогало ему это качество при встречах с представителями власти: по вопросам, с которыми обращался, он, как правило, достигал положительных решений.

Помню наставления отца Вадима о молитве. «Хорошо, что мы много молимся», — говорил он, — «но есть ли в нашей молитве воздыхание»? Под этими словами он имел в виду искренность молитвы и глубину веры. Один случай явился ярким примером подобной молитвы самого священника. У одной из прихожанок сынишка попал под машину и получил тяжелые травмы. Врачи делали прогноз: если и останется жить, будут большие проблемы со здоровьем. Тогда отец Вадим стал молиться за мальчика. И что же? Тот быстро выздоровел, и от тяжелых травм у него не осталось и следа.

Почил о Господе отец Вадим в сорок два года. Тяжелая неизлечимая болезнь приносила ему мучительные страдания. Но никто ничего не знал, — он не только ничего не говорил о ней, но и не подавал виду. Все его силы были направлены на деятельность. Не был он и затворником, принимая мир таким, каков он есть. Всегда помогал людям. Очень их любил, особенно детей. Дарил любовь собирающимся вокруг него десяткам ребят, просвещая их Евангельским светом, ведя к вере. Теперь, когда его питомцы выросли, они-то и создают свои православные семьи, — семьи, основанные на любви и согласии, добрые плоды неутомимого труда отца Вадима.