Святыни

Успенский собор в Демидове возрождается

Передо мной полуразрушенный собор. Если бы не сохранившиеся купола с крестами, с первого взгляда непросто было бы определить, что это за сооружение. Сейчас храм со всех сторон окружают строительные леса.

Глядя на его могучие стены, удивляешься, как русские безымянные строители возвели такую огромную конструкцию без специальной техники, вручную!

Фотографирую.

— Зачем это ты фотографируешь? — услышала я за спиной женский голос.

— Пишу статью о храмах Демидова.

Я уже собралась уходить, но внезапно появившаяся собеседница поспешила продолжить разговор. Я остановилась. Рядом стояла старушка с необыкновенно живым лицом и улыбалась.

— Столько церквей раньше было… В войну всё разрушили…— сказала она.

— Да, вот и этот собор тоже…

— Фашисты в войну в нём свою службу проводили. И священник тоже их был… Я сама в собор заходила, своими глазами видела. А потом они хотели храм уничтожить, только вот не получилось с землёй его сравнять.

Женщина оказалась разговорчивой. Мы побеседовали о церквях, о жизни и, по-моему, обо всём. Но моё знакомство с Успенским собором не закончилось. С чего же началась его история?

Успенский собор построили в 1852 году на деньги купца Иосифа Вишкарёва. Но путь от закладки первого камня до открытия собора оказался долгим. За девять лет возвели стены и соорудили кровлю, но купец умер, а других средств, чтобы продолжить строительство не было. Тринадцать последующих лет церковь стояла без окон, дверей и полов, пока в городе не появился новый помощник исправника Николай Иванович Налегако. Человек небогатый, но набожный. Он и продолжил строительство. Храм обнесли оградой, внутри посадили фруктовые деревья и берёзы. Из приходской Покровской церкви перенесли ряд вещей, чтобы начать богослужение. Вскоре церковный староста Д. Д. Юдин за свой счёт приобрёл новую церковную утварь, на пожертвования прихожан купили 4 колокола. Самый большой из них весил 103 пуда (1600 кг.). Звон поречских колоколов разносился за сто вёрст от города.

Через 2 года после того, как строительство возобновили, собор был освящён. Первый священник, отец Ф. Гальковский писал: « Зданием каменная, одноэтажная, оштукатурена, во всём крепка, величественностью своего фасада и огромностью самого здания во многом подобна Смоленскому кафедральному собору». Однако из-за отсутствия отопления в зимнее время церковь закрывалась. Переселившийся в Поречье уездный член Смоленского окружного суда Л. Я. Дудоин и богатый отставной унтер-офицер Добрынин выделили средства на её ремонт. С 1900 года собор снова открыл свои двери прихожанам.

В архитектуре храма переплетаются традиции классицизма и древнерусского зодчества 17 века. К примеру, наличники скомпонованы по мотивам русской архитектуры 17 века, наличники завершаются фронтонами, а трёхчастное деление по горизонтали объясняется традициями ордерной архитектуры. Собор имеет 3 престола: главный, посередине — Успения Богородицы, справа — во имя великомученика Пантелеймона, слева — во имя великомученика и победоносца Георгия и Иосифа Песнописца.

После Великой Отечественной войны храм находился в очень плохом состоянии — кровля почти отсутствовала, в стенах зияли пробоины, а окна были забиты. Три года назад собор начали реставрировать на средства Смоленской епархии, а также на пожертвования, собранные прихожанами. Реставрация идёт до сих пор. Церковь возрождается, а вместе с этим её полуторавековая история продолжается.

Светлана Ковалева