Святыни

Источник жизни — храм

Православный человек всегда помнит об отеческой длани Господа, за которую он, как ребенок, держится чтобы идя, найти свой путь спасения.

Где ни ступит Его нога, там цветы святости. Где ни явит Свой лик, там храм православный. Не счесть Его даров на Русской земле и не единожды были протянуты хлеба, чтобы насытили мы беспокойные души.

Как ни какое другое место, православный храм не делит приходящих на сословия или касты, не разобщает на страты... Все мы непоседливые дети, равные своей наивностью и своей простотой стремящиеся к любви, защите и доброте.

Не раз за великую историю людские сердца ожесточались, и они пренебрегали Божьими подношениями, втаптывали в грязь и насмехались над святостью. А потом приходили каяться и молиться. И Господь прощал.

Храм — это не только училище благочестия, но и калька с проявившейся на ней историей — историей сложных отношений русского народа и Бога. Сегодня, глядя на сохранившиеся храмы, восстанавливающиеся, полуразрушенные, потерянные, мы в силах оценить гибельные последствия прошлых десятилетий нашей сложной истории. Поэтому в наших силах покаяться и возродить и возродиться…

Православные храмы города Рославля

Рославльская земля имеет древнюю православную историю. Первый камень был положен в основание города в 1137 году. А второй — в основание храма. Уже в XII — начале XIII века в древнем Рославле существовало две каменные церкви…

К концу XIX века в Рославле действовало семь церквей, а в уезде — более семидесяти. Сможет ли вся Смоленская губерния сегодня похвастаться таким количеством храмов?!

Как ни в каком другом месте, в храме человеку легко почувствовать, как веровали в Бога его предки, и соединить их молитву со своей. Но чувство это будет куда сильнее, если знать историю храма и его святынь, жития его подвижников и благотворителей, местные предания об иконах, колоколах, о настоятелях и прихожанах, передающиеся из уст в уста.

В современном Рославле действуют три прихода: церковь Рождества Богородицы, церковь Вознесения и Казанско-Пятницкий храм. В ноябре 2008 года был заложен камень в основание еще одного храма — Воскресения Господня. Память об остальных трех церквях хранят руины Успенского храма и немногие сведения о Духо-Николаевском храме и Благовещенском соборе.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы была и остается самым красивым храмом в городе. Она возвышается над всем городом на Юр-горе.

Это самый поздний по времени возведения храм города. Он был заложен по благословению архиепископа Смоленского и Дорогобужского Тимофея и построен на средства Рославльского купца I гильдии Павла Тимофеевича Вехова. За свои труды на духовной ниве он удостоен был погребения в южной части храма, недалеко от главного престола.

В украшении храма помогали и другие именитые граждане Рославля. Благодаря крупным пожертвованиям рославльских мещан Смолиным храм имел прекрасный, изящной работы золоченый иконостас, который считался лучшим среди провинциальных церквей. Рославльский уроженец академик живописи А. Е. Рокачевский подарил храму две иконы своей работы — Спасителя и Божьей Матери.

Церковь была освящена в 1886 году. В ней были два предела — в честь святого Митрофана и во имя Петра и Павла.

Чтимым образом в этом храме являлась Иерусалимская икона Божьей Матери. Первоначально она находилась в Малороссии, затем была привезена в Рославль помещиком Гречиковым и помещена в его доме. Вскоре дом был продан помещику Садовникову. Икона тоже перешла к новому владельцу. Садовников продал дом рославльскому мещанину Исидору Зубову, который завещал эту икону строившемуся тогда храму Рождества Богородицы и передал ее П. Т. Вехову. По окончании постройки Павел Тимофеевич поместил икону в храме.

С 1896 года в приходе действовала одноклассная церковно-приходская школа. При самом храме существовала библиотека для народного пользования.

Храм занимался приходской миссионерской деятельностью. В пользу сторонних мест и учреждений собирались денежные средства. Они направлялись на содержание училища девиц духовного звания; на сооружение православных храмов в Нью-Йорке и Сан-Франциско; на благоустройство церквей Рижской епархии; на улучшение быта православных паломников в Палестине; на лечение неимущих лиц духовного звания и др.

После революции 1917 года церковь Рождества Богородицы оставалась действующей. И лишь в 1937 была закрыта решением облисполкома. Известно, что церковь была вновь закрыта в конце 50-х годов и передана на нужды хозяйственного склада. Возможно, в нем проводились богослужения во время немецкой оккупации, однако документальных сведений не сохранилось. 30 августа 1960 года постановлением Совета Министров РСФСР храм включен в число памятников истории и культуры СССР. Однако реставрационные работы в охраняемом памятнике не проводились.

В октябре 1991 г. здание храма Рождества Богородицы было передано на баланс Русской Православной Церкви. Груды отвалившейся штукатурки с элементами ценной лепнины, выбитые стекла, бурьян вокруг храма — таков был вид переданного верующим памятника архитектуры.

Первая служба — благодарственный молебен — была совершена при большом стечении народа. В храме начали регулярно совершать литургию, на одной из которых присутствовали потомки жертвователей церкви. Среди них была регент одного из храмов города Риги, рассказавшая, что в 1914 году на Пасху возле их церкви были установлены пушки, которые салютовали во время пасхального крестного хода.

Настоятелем церкви на Юр-горе был назначен иерей Сергий Романенков, которым был сделан основной ремонт здания, собран коллектив, создан хор. Службы стали совершаться регулярно, даже зимой, когда еще не было там отопления. Местным художником В. М. Климовым был написан образ Иерусалимской Божьей Матери.

В январе 2000 г. настоятелем церкви Рождества Богородицы был назначен иерей Михаил Гольцман. Большую работу ведет отец Михаил по катехизации учителей Рославля и района, является духовником православной гимназии №2 г. Рославля.

Вознесенская церковь расположена на старом кладбище, в южной части города.

Первоначально на месте каменного храма находился одноименный деревянный. Он был перенесен сюда из центра города в связи с началом строительства нового Благовещенского собора. Прежняя Благовещенская церковь была разобрана и заново собрана на отведенном под кладбище месте. В 1779 году новый храм освящен во имя Вознесения Господня.

К 1821 г. деревянная Вознесенская церковь пришла в состояние крайней ветхости. Поэтому граждане Д. С. Полозов и И. А. Мухин задумали заменить ее на каменную и ходатайствовали об этом перед епископом Иосифом. Владыка ответил согласием и подписал храмозданную грамоту, Постройка шла медленно, и освящение церкви последовало не ранее 13 декабря 1832 г.

Чтимыми святынями в кладбищенском храме были иконы Божьей Матери Ахтырская и Остробрамская. Они и сейчас почитаются прихожанами этой церкви. Точных сведений о датах появления икон и о причинах их почитания не имеется.

В годы гонений на Церковь Вознесенский храм закрыли. Решением облисполкома за №1812 от 14 мая 1941 г. здание храма было передано под культцели. Но во время оккупации вновь была открыта. Настоятелем Вознесенской церкви с 1941 по 1953 г. был протоиерей Всеволод Михайлович Корицкий, который оставил после себя дневниковые записи. Имя этого священника заслуженно вписано в историю Православия Рославля.

Протоиерей Всеволод начал с восстановления Вознесенского храма: организовал сбор икон, находившихся в собственности прихожан или спасенных ими при разграблении храма, обустраивал по возможности внутренние помещения.

К церкви потянулись жители города и окрестных деревень. В те страшные дни многие из бывших безбожников обратились к вере своих предков, считая спасением принять крещение и обрести тем самым Божью благодать.

На кладбище росла березовая роща, превратившаяся в парк. Громадные старые деревья давали много тени, так что даже в самый солнечный день там царил полумрак. Почти на всех могилах стояли добротные железные кресты или хорошие дорогие каменные надгробья. В 1942 г. деревья стали вырубать немецкие оккупанты. Протоиерей Всеволод неоднократно обращался в немецкую комендатуру с просьбой прекратить вырубку кладбищенских деревьев, но тщетно. Вскоре от безысходности стали рубить деревья между могилами и сам рославльчане. Зима в тот год была суровой, а подвоза дров из деревень не было, так как немцы отбирали привозимое топливо для себя.

В результате к началу 1943 г. на кладбище не осталось не только растительности, но даже деревянных крестов.

В августе 1941 г. немцы создали в Рославле лагерь военнопленных ДУЛАГ №130, который расположился недалеко от Вознесенской церкви. Отец Всеволод обратился к верующим с призывом организовать сбор продовольствия для советских военнопленных, чтобы спасти их от голодной смерти. Крестьяне приносили хлеб, картофельные лепешки и оладьи, что могли, но от чистого сердца. Все это собиралось и незамедлительно переправлялось в лагерь. Благодаря этому удалось спасти многих наших солдат от голодной смерти. При возможности отец Всеволод также вызволял военнопленных под личное поручительство. Многие из спасенных шли в «примаки» и трудились в сельском хозяйстве, впоследствии некоторые даже уходили к партизанам. После смерти Сталина, когда многие из бывших военнопленных, прошедших не только немецкие, но и советские лагеря, были реабилитированы, то, приезжая в Рославль, они приходили к отцу Всеволоду, чтобы выразить свою признательность и глубокое уважение за все, что было для них сделано.

В своих записках протоиерей Всеволод вспоминает о том страшном времени. Как правило, ночью в южной части кладбища проводились массовые убийства путем расстрела и в машинах-душегубках. Вокруг стояли немецкие часовые, чтобы никого не допустить к месту казни. Поэтому свидетелей этих преступлений не было, но иногда, стоя возле церкви, можно было слышать крики и стенания убиваемых.

После освобождения Рославля в сентябре 1943 г., была создана специальная комиссия по расследованию фактов фашистских преступлений. И состав этой комиссии вошел и настоятель Вознесенской церкви отец Всеволод. Он присутствовал при вскрытии братских могил и подписал протокол, а затем отслужил панихиду. На этой траурной церемонии присутствовало много людей из города и ближайших деревень.

В 1944 г. приходской совет был зарегистрирован в областном отделе по делам религиозных культов. Согласно договору община верующих принимала на себя обязанности содержать здание церкви внутри и снаружи в полном порядке, т.е. производить за свой счет ремонт.

В 1945 г. епископ Калининский и Смоленский Сергий наградил отца Всеволода митрой.

В 1947 г. отец Всеволод был назначен благочинным 1-го Рославльского округа.

В 1953 г. настоятель церкви занемог. Умер отец Всеволод 18 февраля 1954 г. Погребен он на Вознесенском кладбище.

Ныне кладбищенский храм является приходской церковью. Настоятель — отец Иаков Кушнир. Кладбище закрыто для погребений. На нем покоится прах многих меценатов города Рославля, священнослужителей как этого храма, так и городских церквей. В южной части кладбища сооружен мемориальный комплекс пострадавшим от немецко-фашистских захватчиков.

Несмотря на то, что Казанская церковь сохранилась до наших дней в довольно хорошем состоянии, документов об ее истории почти нет. Сведения извлекались по крупицам из разных источников, причем иногда они противоречат друг другу.

Прихожанину деревянной Пятницкой церкви купцу А. Ф. Мукинину захотелось заменить ее новой, каменной. Получив благословение от епископа, Мукинин начал строительство, но дело продвигалось медленно из-за нехватки денег. Кроме главного престола в честь Казанской иконы Божьей Матери в храме имелось еще два боковых придела — в честь Параскевы Пятницы и святого князя Александра Невского. В 1845 г. новую каменную церковь освятил епископ Смоленский Тимофей.

Интерьер храма был замечательным, многие граждане вносили свои средства на его обновление. Стены, купол и своды были расписаны сюжетами на библейские темы. Предположительно, эти работы выполнил уроженец Рославля, окончивший Академию Художеств, — Валериан Степанович Крюков. Однако участие его в работе по украшению Казанской церкви росписями до сих пор является спорным.

15 августа 1853 г. настоятелем Казанско-Пятницкой церкви стал священник Алексей Щукин. Именно при нем Казанский храм приобрел все свое внутреннее и внешнее благолепие. В 1855 г., после страшного пожара, который уничтожил половину Рославля и затронул Казанскую церковь, отец Алексей предпринял попытку восстановить ее внешний вид. По его инициативе была сооружена трехъярусная колокольня, расширена трапезная часть храма. К началу XX в. эта церковь являлась одной из самых благоустроенных и украшенных в Рославле. На колокольне помещались звонкие колокола, отлитые в Москве.

Отец Алексей известен не только как храмоукраситель, но и как прекрасный проповедник. Более пятидесяти лет публиковались его проповеди, заметки, некрологи в «Смоленских епархиальных ведомостях». Занимался он и краеведением. Ценность его публикаций — в приводимых фактических данных об археологических памятниках Рославльского уезда, об этнографических обрядах, распространенных в уезде в то время.

Благодаря заботам отца протоиерея при Казанском храме появилось здание для приходской библиотеки и церковно-приходской богадельни. Помощницей отца Алексея была Надежда Филаретовна фон Мекк, которая являлась основным жертвователем на строительство и нужды библиотеки и богадельни. Смоленский архиерей преподал Надежде Филаретовне свое благословение за труды по устройству этих приходских учреждений. Появление в городе новых учреждений вызвало широкий резонанс среди гражданского населения и, конечно же, способствовало повышению культуры жителей Рославля.

Заботы отца Алексея распространялись не только на прихожан Казанской церкви и благотворительные учреждения. Его пастырскому попечению были вверены души солдат, так как Казанский храм одновременно являлся и полковой церковью Невского полка в течение 22 лет — с 1892 г.

После революции 1917 г. Казанский храм постигла участь многих православных церквей. Точная дата его закрытия неизвестна. Есть сведения, что он был упразднен решением облисполкома и приспособлен под склад. Скорее всего, произошло это в первой половине 30-х годов.

Новые хозяева довели здание Казанской церкви до аварийного состояния. Потолки, полы, убранство интерьера, купол над центральным основным помещением церкви к 1970 г. отсутствовали. Окна были заколочены досками, на крыше выросли березы. В таком виде церковь была взята под государственную охрану в 1974 г.

В 1975 г. начался ремонт полуразрушенного здания. Мастера Смоленской научно-реставрационной мастерской десять лет приводили его в надлежащий вид. Разумеется, что никаких первоначальных архитектурных планов этой церкви не сохранилось. Реставраторам пришлось побывать в однотипных храмах, чтобы возродить первоначальный вид Казанской церкви. В ходе реставрации восстановлены фасад, сгоревшие интерьеры и другие части здания.

В 1985 г. отреставрированная Казанская церковь была передана на нужды рославльского музея. От внутреннего убранства храма сохранились белые изразцовые печи конца XIX века в алтарном помещении и в притворах, а также фрагменты росписи в барабане купола (ныне закрыты перекрытием) и в алтарной части («Тайная вечеря»).

В 2006 году храм был возвращен Русской Православной церкви. В феврале 2007 года настоятелем храма был назначен отец Андрей Федоров. И теперь в храме постоянно идут богослужения.

Над низкими деревянными постройками в северной части Рославля в 80-х годах возвышалась полуразрушенная каменная Воскресенская церковь, приход которой до революции составляли жители ближайшей части города и нескольких окрестных деревень. Церковь располагалась на левом берегу реки Становки, которая отделяла приход от центра города. Этот район назывался Заречьем.

Первоначально храм был деревянным, с двумя приделами: один, главный, — освящен во имя Обновления Храма Воскресения Христова в Иерусалиме, а второй — во имя Смоленской иконы Божьей Матери. О том, в каком году и при каком епископе был возведен этот храм, сведений не сохранилось. В 1813 г. по неосторожности причта и старосты он сгорел.

По благословению епископа Смоленского Иосифа, в 1816 г. состоялась закладка нового, каменного храма. Строительство затянулось, и освящен он в 1837 г. Новый храм был, как и прежний, двухпрестольный. Иконостас для главного алтаря был сделан новый, а к придельному взят из церкви села Хорошово. Основным попечителем стройки Воскресенской церкви был священник Дмитрий Кузьмич Руковский. Он лично странствовал с книгой для сбора подаяний на строительство, под его руководством храм был закончен и подготовлен к освящению.

По инициативе церковно-приходского попечительства в 1869 г. были обновлены четыре иконы храма: Спасителя, Божьей Матери, Воскресения Христова и Воздвижения Креста Господня. В 1890 г. попечительство пожертвовало деньги на обновление иконостасов. Также ежегодно, к праздникам Рождества Христова и Пасхи, оно оказывало материальную помощь бедным прихожанам.

При Воскресенской церкви действовала приходская школа, а в деревнях Козлово, Васьково, Любовка — частные школы. Ученики церковно-приходской школы пели в храме во время богослужений. При церкви была организована библиотека духовно-нравственной литературы.

Чтимыми иконами в Воскресенской церкви считались уже названная икона Воздвижения Креста Господня и Смоленская икона Божьей Матери, украшенная серебряным окладом. В день Воздвижения Креста в Воскресенский храм каждый год из Благовещенского собора совершался крестный ход. Когда и по какому случаю он был учрежден сведений нет.

Древних предметов в ризнице Воскресенской церкви не имелось. На престоле, в Одигитриевском приделе, находилось Евангелие, изданное в 1711 г., а в библиотеке храма — Пролог, изданный в 1709 г.

Крестьяне прихода праздновали «свечи»: Воздвижению — в четырех деревнях, святителю Николаю Чудотворцу — в одной деревне. Общая свеча в течение трех лет находилась в домах поселян, а затем, когда она достигала веса в один пуд, передавалась в дар храму, а на ее место заводилась новая.

В состав прихода входило несколько деревень — это Козлово, Полшино, Васьково, Хоськи, Асиновка, Озерявино, Поляны и Любовка. Располагались они довольно далеко от своего храма, а потому некоторые их жители редко посещали церковь.

В каком году в храме перестали совершаться богослужения, сведений нет. После его закрытия в помещении устроили хранилище и завезли несколько вагонов соли, которая считалась неприкосновенным запасом.

Решением исполкома областного Совета депутатов трудящихся от 11 июня 1974 г. здание храма было взято на государственную охрану. Однако такая «охрана» привела к тому, что церковь в начале 90-х годов рухнула — соль сделала свое дело.

Ныне от церкви Обновления Храма Воскресения осталась груда битого кирпича, щебня и покореженных оконных решеток. Одиноко и сиротливо возвышается над Заречьем сохранившаяся колокольня, но и она подвергается разрушению.

Еще три храма украшало Рославль в прошлые века. О них мы можем узнать только из архивных документов, так как на месте их расположения нет даже памятных табличек. Благовещенский собор возвышался в самом центре города. Сегодня же на этот святом месте высится памятник Ленину. Место Духо-Николаевского храма ныне занимает спортзал медучилища. А в Успенской церкви, некогда считавшаяся купеческой, находится частная пилорама…

Благовещенская на Ленинскую

Позицию главного храма города в начале XX века занимал Благовещенский собор. Он был одним из красивейших в городе и располагался в самом центре. К сожалению, сведений о нем сохранилось очень мало.

Сохранилось, например, предание о времени строительства каменного храма. Когда были заготовлены необходимые материалы, многие люди вышли рыть канавы под фундамент. И во время этой работы один из землекопов наткнулся на гроб. Он насмеялся над прахом умершего и отрубил у трупа заступом ноги. А к вечеру сам этот землекоп был покойником.

Безвозмездную помощь на строительстве собора рославльчане оказывали во время подвоза кирпича, воды, песка. В этой работе участвовали не только мужчины, но и женщины, дети. Возведенное здание стало предметом гордости горожан. Строительство закончилось в 1783 г.

На территории, прилегающей к собору, находился деревянный храм в честь пророка Иоанна Крестителя с приделом в честь Тихвинской иконы Божьей Матери. На высоком крыльце его было железное кольцо, к которому в качестве наказания привязывали уличенных в нарушении седьмой заповеди (нарушение супружеской верности) для публичного позора. В конце XVIII века храм этот был разобран, а на его месте установлен сначала деревянный, а затем каменный столб с солнечными часами (1857 г.).

Чтимым образом Благовещенского собора стала Иверская икона Божьей Матери. По преданию, ее привез с острова Мальта помещик Василий Сорнеев в 1793 г. Икона была написана на кипарисовой доске и украшена серебряным окладом. Образ хранился в соборе перед жертвенником. Каждый год 21 мая совершался крестный ход с этой иконой при участии всего городского духовенства на Бурцеву гору, где в часовне святых Константина и Елены служился молебен. Но сведений о точном времени возникновения этого обряда нет.

В соборной ризнице имелось несколько старинных церковных предметов, среди них — напрестольное Евангелие, подаренное из казны Государя Алексея Михайловича, Постная Триодь рославльского мещанина Ивана Максимова и оловянный потир.

Много жертвовали на благоукрашение храма в XIX веке известные лица города. Среди них — рославльские купцы: П. Т. Вехов подарил собору паникадило больших размеров и дорогую плащаницу, купец II гильдии Федор Куричин — подсвечник, а также, совместно с купцом Иваном Новиковым, две металлических хоругви. В 1891 г. вдова купца Анастасия Чепелкина вместе со своей сестрой Анной Ракочевской пожертвовали полный комплект богослужебных облачений для священника и дьякона. Одежда была сшита из дорогого серебряного белого глазета. За эти пожертвования дарителям было преподано архиерейское благословение.

В начале XX в. основным жертвователем на нужды Благовещенского собора был купец Тихон Богомазов. Он давал средства на украшение храма, содержание причта и приходскую благотворительность. В 1912 г. Богомазов внес вклад в сумме 20000 рублей.

Колокольня Благовещенского собора отличалась своими колоколами. Приобретение колоколов для городских храмов было необычным явлением в местной жизни. Так, в 1824 г. Рославль был возбужден радостным событием: стараниями протоиерея Георгия Новродского и церковного старосты Ивана Кореневского, на средства местного купца И. С. Полозова для соборной колокольни был приобретен в Москве и доставлен в город большой колокол весом 211 пудов. Стоил он 8670 рублей. Это событие не могло остаться незамеченным и послужило примером для прихожан других городских церквей.

К сожалению, не сохранилось сведений об архитекторе, по проекту которого строился Благовещенский собор. Наш земляк С. Т. Коненков в своих воспоминаниях называл этот храм «собором знаменитого Растрелли». Это утверждение пока не удалось подтвердить, но судя по сохранившимся изображениям, совершенная архитектура здания дает все основания полагать, что эта работа если и не Растрелли, то одного из архитекторов его школы.

Собор поражал приезжавших богомольцев. Внутри он сиял позолотой. Величественный иконостас, иконы в серебряных окладах — все это производило неизгладимое впечатление на входящих под его своды. В храме пел прекрасный хор. По традиции Благовещенский собор был «дворянским», с ним соперничали в убранстве и красоте прочие городские храмы, и в особенности «купеческий» Успенский.

После революции 1917 г. собор продолжал действовать. В 1920-1935 гг. была образована Рославльская епархия и Благовещенский собор стал кафедральным.

В начале 30-х годов XX века собор требовали закрыть и помещение передать на нужды школы. «Неоднократно на страницах нашей газеты «Смычка» писалось, что в городе ощущается острый жилищный кризис, который, я думаю, легко можно устранить путем закрытия в городе Собора и ряда церквей и передачи этих помещений под школы и другие культурные учреждения, а ныне занимаемые школами помещения передать в жилищный фонд. Возьмем, например, такое светлое, удобное помещение, как Собор, где свободно может развернуться школа, а у нас это помещение занимает кучка верующих, которых осталось три калеки с половиной, на тринадцатом году нашей социалистической стройки и на втором году нашей пятилетки мы раз и навсегда должны покончить с поповским дурманом, как одним из классовых врагов рабочего класса. И рабочие Рославля должны сказать свое веское слово о закрытии Собора и других церквей и передачи их под культучреждения». В газетных статьях рабочие требовали снятия колоколов со звонницы собора, предлагая один из них оставить, но только не для богослужебных целей, а как набат во время пожаров.

Точная дата закрытия Благовещенского собора неизвестна. В нем разместился склад, а не школа, как требовали активисты.

Небольшие главки с крестами на основном объеме и шпиль колокольни были снесены. Верх здания увенчала уродливая деревянная будка с окнами, где дежурил пожарник. Разборка храма началась в мае 1940 г. и закончилась в конце 40-х гг. после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Ныне на месте величественного храма находится памятник Ленину, а сама площадь именуется не Благовещенской, как когда-то, а носит имя человека, послужившего разрушению духовного быта нашего общества. На месте собора нет даже памятной доски, перед которой мы могли бы преклонить головы и помянуть наших славных предков, много сделавших для строительства и украшения былой гордости горожан.

Спортзал вместо церкви

Немного рославльчан знают, что в конце XVIII веке на месте спортивного зала медучилища стояла церковь, освященная в честь Святого Духа и Святого Николая, архиепископа Мирликийского, Чудотворца.

Сначала это был деревянный храм, пришедший в ветхость к 1762 г. Прихожане решили обновить обветшавшую церковь, для чего подали прошение епископу Смоленскому Парфению с просьбой разрешить сбор денег в течение трех лет на это дело. Средств собрали достаточно для того, чтобы вместо ремонта старого храма выстроить новый, тоже деревянный, во имя Святителя Николая, с приделом в честь апостолов Петра и Павла. Освящена была церковь в 1770-х гг. настоятелем Рославльского монастыря игуменом Илларионом Летягой.

Спустя тридцать лет, в 1803 г. была сооружена новая каменная церковь во имя Сошествия Святого Духа, с приделом в честь Святителя Николая. В 1805 г. протоиереем Алексеем Орловским был освящен главный придел во имя Святого Духа.

В 1853 г. невзрачная колокольня Духо-Николаевской церкви, по благословению епископа Тимофея, в основном на средства А. М. Борисова, была надстроена (на полтора яруса) и обрела совсем иной вид.

В 1883 г. постановлением Рославльской Городской Думы было решено перенести мясные лавки с места, предназначенного для постройки ремесленного училища, на территорию, примыкавшую к площади Никольской церкви. Это действие вызвало возмущение священников храма и правления рославльского духовного училища, общежитие которого находилось вблизи от предполагаемого места строительства. Было подано прошение губернатору о запрете начатых построек близ Духовской церкви. Причины указывались следующие:

«1. Деревянные мясные лавки содержатся всегда нечистоплотно, с телят и овец, здесь же, на дверях лавок, снимаются кожи; здесь же, па прилавках, валяются внутренности животных, отрезанные ноги и всякие кости, отчего происходит вонь.

2. В базарные дни мясоторговцы, накупив в рынке скот, привязывают его к мясным лавкам своим, от чего происходит рев, площадная суматоха и скопление нечистот.

3. Содержимые нечистоплотно лавки привлекают множество собак, которые лают, воют и бросаются на прохожих, а в особенности в утреннее время на идущих к Богослужению…»

В ответ на это прошение было получено исчерпывающее объяснение, что постановление Городской Думы не подлежит обжалованию и место для мясных лавок будет отведено согласно решению. А со священнослужителей Духовской церкви попросту взяли расписку, что они не будут выступать против постановления Думы.

Так у нас заботились о благолепии храма Божьего и о здоровье людей. В результате — Рославль несколько раз подвергался эпидемиям холеры, после революции те же прихожане Никольского храма требовали закрыть его, но снова безрезультатно.

В 1895 г., по благословению епископа Гурия, вокруг храма установили на каменном фундаменте железную ограду с четырьмя железными воротами. Это было сделано по случаю восшествия на престол императора Николая II. Все железные части ограды изготовили в Москве, в мастерской Смирнова.

Наиболее видными жертвователями на нужды храма являлись купчиха А. С. Чепелкина и ее сестра А. С. Ракочевская. В разное время они жертвовали храму священнические облачения, металлический оклад на престол, на их средства в церкви были выстроены две кафельные печи, а в 1902 г. деревянные крыльца с западной и северной сторон заменены на чугунные.

Древних икон и священных предметов в Никольском храме не было, если не считать местночтимую икону Святителя Николая, украшенной серебряной позолоченной ризой. Перед этой иконой каждый четверг после ранней литургии совершались молебны с акафистом, причем к молебну звонили в большой колокол.

В 1917 г. активисты Союза Безбожников начали сбор подписей за закрытие Духо-Николаевской церкви. Объяснения все те же: нехватка жилплощади, помещений под школы, дефицит металла для нужд индустриализации. Происходило это в конце 1920-х — начале 1930-х гг. Школьники, рабочие местных технических мастерских, железнодорожного депо, служащие отделения сберкассы — все активно начали сбор подписей, обращений в местную прессу. И у всех одно требование — Духо-Николаевскую церковь закрыть, передать здание на нужды школы, колокола с ее колокольни снять и отправить в местные мастерские для пополнения фонда металлолома, с дальнейшей переплавкой.

В результате подобной деятельности Духо-Николаевская церковь была упразднена, хотя точно дату этого события определить не представляется возможным. В стенах храма расположилось зернохранилище, а не культурное учреждение. Видимо, с одной стороны, острая нужда в помещениях для культурного отдыха рославльчан уже отпала, либо, так как закрытие церквей требовало какого-либо предлога, необходимо было заручиться поддержкой рабочих, чем придавалась некоторая законность подобного рода деятельности.

Закрывая храмы, городские власти утверждали, что для небольшой кучки верующих церквей еще хватает, оттесняя при этом богомольцев на окраины города, в кладбищенский приход, пока не дойдет очередь и до него. К тому времени, глядишь, и верующие старушки все перемрут, а молодым в городе и без церквей хватит развлечений. Вот и развлекается молодежь города сейчас в здании спортивного зала, построенного на том месте, где раньше молились Богу ее деды за своих потомков. А потомки и не ведают, что место это святое, десятилетиями намоленное отцами, и развлекаясь, продолжают глумиться над духовными традициями нашего города, области, всей России.

Бывшая пекарня или купеческий храм

Успенская церковь находится недалеко от современного центра города, рядом со средней школой №1. Многие рославльчане считают полуразрушенное здание бывшей пекарней. На самом деле Успенская церковь является одним из первых храмов города и единственным в Рославле памятником архитектуры в стиле барокко. С последней четверти XVIII века в России широко распространяется классицизм, но Успенская церковь является исключением.

Точная дата строительства храма неизвестна. Имеются сведения, что она возведена на месте одноименной деревянной церкви в конце XVIII в. Построена церковь с приделом в честь Покрова Божьей Матери в основном на средства почетного гражданина города Кузьмы Мухина.

Новый храм стал купеческой церковью, в отличие от дворянского Благовещенского. И сразу началось соперничество между прихожанами этих церквей: кто лучше украсит свой храм иконами, окладами, церковной утварью, где лучше певчие, чьи колокола звонче и красивее звонят. После того как прихожане Благовещенского собора в 1824 г. пожертвовали своему храму колокол, успенские прихожане стали тоже хлопотать о приобретении большого колокола. Они полагали, что гарантию звучности и качества колокольного сплава дает отливка его на месте. Для этой цели они пригласили литейного мастера из Почепа. Для работ было отведено место в огороде прихожанина Венедикта Мордкина. Работы по отливке начались в 1829 г. Когда для колокола плавился металл, то многие из прихожан Успенской церкви бросали в него серебряные монеты, кольца и серьги, надеясь этим придать колоколу большую звучность и мелодичность. Колокол был отлит к 3 ноября того же года и имел вес в 104 пуда.

Горожане не жалели средств на украшение храмов. Богатый местный купец, видимо, потомок Кузьмы Мухина — И. А. Мухин, прихожанин Успенской церкви, украсил серебряными окладами множество икон в своем приходском храме.

В мае 1855 г. начались работы по расширению придельных храмов при Успенской церкви для помещения двух алтарей — во имя Архангела Михаила и Покрова Божьей Матери. Страшный пожар 18 июля 1855 г. помешал строительству, сама Успенская церковь пострадала от огня. Однако церковь и приделы были отремонтированы к 1856 г. и вновь освящены.

Жертвователями храма на протяжении всего XIX в. оставались купцы Мухины. Неоднократно вносили представители этого семейства денежные средства на ремонт и украшение церкви.

Важной частью деятельности духовенства Успенского храма было народное просвещение и забота о нравственном совершенствовании прихожан. Стараниями священника Клавдия Кулюкина в 1891 г. при храме было основано общество трезвости, а в 1893 г. — открыта приходская библиотека, в книжный фонд которой отец Клавдий пожертвовал значительное количество духовно-нравственных книг, приобретенных за свой счет.

22 июня 1896 г. епископ Смоленский Никанор посетил город Рославль. Находясь в монастыре и беседуя с отцами настоятелями местных храмов, он энергично убеждал их открыть в городе несколько церковно-приходских школ. Первым на призыв владыки откликнулся священник Успенской церкви Клавдий Кулюкин, который и ранее стремился сделать это. Отец Клавдий взялся за дело устроения новой школы, призвав на помощь всех своих прихожан.

10 сентября того же года была торжественно открыта церковно-приходская школа, которая располагалась в доме отца Клавдия. После освящения школьных комнат отец Клавдий произнес проповедь, в которой отметил важность открытия училища в деле нравственного совершенствования рославльчан. Затем отец настоятель огласил архиерейскую телеграмму и преподнес дар епископа Никанора — икону Божьей Матери в серебряном окладе и его портрет. После освящения школы один из прихожан Успенской церкви пожертвовал на приобретение места и строительства отдельного школьного здания 3000 рублей, но при этом пожелал остаться неизвестным.

Пожертвования на нужды храма делали не только именитые горожане, но и рядовые граждане. В 1893 г. мастера рославльских железнодорожных мастерских подарили храму икону снятых апостолов Петра и Павла.

В память чудесного спасения императора Александра III от смерти при крушении поезда 17 октября 1888 г. некоторые прихожане Успенской церкви пожертвовали в храм икону Нерукотворного Спаса с изображениями ликов святых, соименных членам Августейшей Семьи. Икона была высокохудожественной работы, написана на кипарисовой доске и украшена золотой чеканкой и эмалью. Сам образ вставлен в резную деревянную раму, вызолоченную червонным золотом.

К началу XIX в. Успенский храм стал одним из самых богатых в городе по церковной утвари и, как уже говорилось выше, соперничал с Благовещенским собором.

После революции 1917 г. Успенская церковь вошла в число трех городских храмов, которые предстояло закрыть в первую очередь — Благовещенский собор, Никольская и Успенская церкви. Подписи за закрытие этих храмов и за снятие с них колоколов составляют дело объемом в 258 листов. Главная причина закрытия Успенской церкви заключалась в том, что она выходила на улицу и делала ее узкой. Здание храма предполагалось передать на нужды общежития или культурного учреждения. Это произошло в начале 1930-х гг. Здание церкви решением облисполкома было передано на нужды хлебозавода.

Неизвестно, пострадало ли храмовое здание во время Великой Отечественной войны или подверглось разрушению со стороны местных жителей, но сейчас оно находится в частично руинированном виде. Памятник эпохи барокко с трех сторон закрыт кирпичными постройками, разобраны верхние ярусы колокольни и глава храма, растесаны проемы, утрачен фасадный декор. Северная часть храма разрушена, на оставшихся сводах растут березы. В одном из приделов церкви расположена частная пилорама. Напротив церкви выстроено величественное здание Сбербанка.

Очень жаль, что нет сейчас среди рославльчан меценатов, подобных купцам Мухиным, которые взялись бы восстановить редкий памятник эпохи Екатерины Великой. Еще немного — и будет поздно, церковь разрушится.

Как видим, половина храмов Рославля утрачена. На их восстановление и возведение потребуется немало времени и сил. Нет уже тех купцов-меценатов. Но строительная сторона вопроса не самая волнующая. Будем надеяться, что возводящиеся храмы России, и новые и прежние, не станут для русского человека только красивым зданием… Сможем ли мы восстановить ту многовековую святость? Это зависит от совместных усилий православных людей. И как будем мы трудиться в деле нашего внутреннего возрождения, возрождения православной духовности в наших домах, так и православный храм вновь будет становиться центром духовности.

(Использована литература: Иеромонах Рафаил (Ивочкин). Рославльская земля: православные храмы. — Смоленск, 2004)

Елена КОВАЛЬ